Ко Дню скорби и памяти жертв войны

22.06.2016 12:05 532


Руководитель клуба «Десантник» Виталий Скиба

Первые дни войны стали рубежом для миллионов советских людей, за которым заканчивалось «мирное время» и начиналась пора испытаний, испытаний стойкости, чести, преданности. Катастрофу 1941 года до сих пор пытаются объяснить, а иногда даже и оправдать «внезапностью» нападения и превосходством противника в технике, вооружении, средствах. Но если на Западном и Северо-Западном направлениях это было действительно так, то на самом южном участке фронта обстоятельства начала войны складывались иным образом. Еще в мае 1941, согласно директивы Народного комиссара обороны № 503874, был разработан план действий войск Одесского военного округа в прикрытии государственной границы. Согласно данного документа, оборона границы на территории округа возлагалась на части 14,35 и 48 стрелковых корпусов, 2 кавалерийского и 18 механизированных корпусов, Дунайскую военную флотилию, пограничников Молдавского и Черноморского погранокругов, Черноморский флот и ВВС округа. Еще 14 июня 1941 года, в связи с нарастанием угрозы нападения с запада, Одесский военный округ получил указание о выделении управления 9-ой армии с выводом его в Тирасполь. 21 июня, т.е. за день до начала войны, политбюро ЦК ВКП(б) решило образовать Южный фронт.

Утром 22 июня 1941 король Румынии Михай II и руководитель государства И.Антонеску призвали румын к «священной войне» за освобождение Бессарабии и Северной Буковины. На рассвете 22 июня румынская и германская армии начали артиллерийский обстрел и авиационные бомбардировки советских городов на берегу Дуная (Измаил, Рени, Болград, Килия, Вилково), а также в глубине обороны (Аккерман, Одесса). По плану «Мюнхен», который был составляющим общего плана нападения на СССР «Барбаросса», действия румынской и немецкой армий на левом крыле советско-германского фронта носили сковывающий характер. Переход в решающее наступление планировался после того, как группа армий «Юг» добьется успеха на направлении главного удара на Украине.

На территории бывшей Измаильской области первыми в бой вступили воины пограничники 79-го Измаильского погранотряда и морские пограничники 4-го Черноморского отряда погрансудов. Небо Бессарабии на самой границе мужественно охраняли летчики-истребители 67-го истребительного авиаполка, который базировался на г.Болград и п.Болгарийка. Только за 22 июня, по советским данным, было сбито на аэродромах и в воздухе 33 самолета противника. Тем не менее, враг рвался к переправам на Днестре и к Одессе. В первые дни войны вступили в бой с авиацией противника и воины-зенитчики корпусных и дивизионных отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов. С 5 мая по 7 июня некоторые зенитные части ПВО Одесского военного округа (26,47,165 и 353-й отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы) отработали боевые стрельбы на Аккерманском артиллерийском полигоне. Здесь же их застала война.

Из наградного листа на красноармейца Фролова Федора Ивановича, первого наводчика второго орудия 3-й батареи 47-го отдельного зенад «Красноармеец Фролов- лучший наводчик батареи. Особенно проявил свои знания и качества при отражении налета вражеской авиации на г.Аккерман. Его расчет, выпустив 21 снаряд, сбил вражеский бомбардировщик «Ю-88».

В 10.00 22 июня к выполнению боевого задания было готово 34 экипажа самолетов-бомбардировщиков 5-го бомбардировочного авиационного полка 21-й смешанной авиадивизии, который дислоцировался в окрестностях Аккермана с 1940 года. Заблаговременно, еще в мае, три эскадрильи полка на самолетах СБ были передислоцированы в с.Кулевча Саратского района, две оставшиеся на самолетах Пе-2 продолжали дислоцироваться на Аккерманском аэроузле. В 18.50 1-ая авиаэскадрилья ( 8 СБ) ведущий майор Казаков, взлетела на первое боевое задание. В 19.30 она произвела бомбовый удар по скоплению живой силы врага в районе Картала. Вслед за ней поднялась эскадрилья Пе-2, возглавляемая командиром полка майором Феодосием Порфирьевичем Котляром и штурманом полка майором Михайловым. В 20.00 она сбросила бомбы на жд мост у г.Галац. С 22 июня по 25 октября 1941 года летчиками полка было выполнено 1532 вылета (до 27.08.1941), сбито 6 истребителей и до 30 уничтожено на земле, уничтожено более 200 автомашин,2 штабных автобуса,3 зенитных батареи,12 цистерн с горючим. В небе Бессарабии и Румынии пали смертью храбрых экипажи Головина С.Г., Сторожева Л.Н., Москалюка В.Е., Хирного Ф.В., Ивашина П.Г., Рычагова А.П., Старухина И.И. и других. В числе летчиков полка, дошедших до Победы, были будущие Герои Советского Союза Котляр Ф.П., Петрушевич В.В., Решидов А.И., Смирнов Н.Ф., Яловой И.П. 30 июля геройски погибли при бомбардировке скопления войск противника члены экипажа командира эскадрильи капитана Анисимова Виктора Васильевича. Все члены экипажа выбросились с подбитого и горящего самолета на парашютах, но из-за малой высоты парашюты у двух членов экипажа (капитана Анисимова и воздушного стрелка сержанта Черненко С.И.) раскрыться не успели. Третий член экипажа, штурман Гарбонос Иван Николаевич, выжил, но сильно обгорел. Раненного летчика сначала переправили к партизанам, а затем и через линию фронта.

Из наградного листа на командира 3-й эскадрильи Анисимова Виктора Васильевича « Капитан Анисимов за время боевых действий с 22 июня по 10 июля 1941 имеет 15 боевых вылетов с налетом 35 часов. Все его боевые вылеты полны героизма и отваги. За успешные боевые действия девятки капитана Анисимова полк дважды получал благодарность от бойцов и командиров 14 СК и 2 КК и командования фронтом».

Для прикрытия бомбардировщиков полка с 23 июня 1941 на аэроузле Аккерман начала свои боевые действия 3-я эскадрилья 168-го истребительного авиаполка 21 сад.

Из наградного листа на заместителя 3-й эскадрильи 168-го иап 21 сад ст.лейтенанта Плясунова Георгия Константиновича «24 июня противник силами 6 бомбардировщиков Ю-87 пытался прорваться к Одессе. Звено Плясунова , взлетев с аэродрома Аккерман, пошло на перерез вражеским самолетам, в воздушном бою сбило два самолета, причем когда закончились патроны, Плясунов пошел на таран, враг уклонился и его самолет врезался в землю».

Враг рвался за Днестр. Тяжелая обстановка севернее,в районе Могилев-Подольского УРа, вынудила командование фронтом передислоцировать части 18-го мехкорпуса, который до войны дислоцировался в Аккермане и окрестностях, в стык Южного и Юго-Западного фронта. На Бессарабии сдерживание врага возложили на части 14-го стрелкового корпуса и Дунайскую военную флотилию. К 20 июля флотилия, выполнив свою задачу на Дунае, вынуждена была базироваться на Одессу. Береговые части флотилии под руководством капитана 2 ранга Фроликова Ивана Андреевича вместе с отходящими частями 14 СК направлялись на переправы Бугаз, Паланка и Аккерман. Враг стремительно продвигался к Одессе, паромные переправы Бугаз и Аккерман -Овидиополь стали стратегическим объектами. Для обеспечения противовоздушной обороны в район Бугаза был направлен 46-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион Дунайской военной флотилии (командир капитан Шило Николай Минович), бойцы которого с честью выполнили свой долг. Четверо зенитчиков пали смертью храбрых, давая возможность переправить на другой берег отступавшие части, продовольствие, имущество, станки и оборудование. Не менее важным участком стала переправа Аккерман -Овидиополь, прикрытие которой осуществляла батарея 638-го зенитного артиллерийского полка 15-й бригады ПВО.

Из наградного листа на старшину батареи 638-го зенап 15 бригады ПВО старшину Лишнявского Михаила Александровича «22 июля 1941 при героической обороне г.Одессы и переправы Каролино-Бугаз 12 самолетов противника пытались сбросить бомбы на переправу. Интенсивный огонь батареи не давал противнику осуществить свой коварный план. В этом бою батарея сбила три самолета противника».

Огромную помощь отступающим войскам оказали речники гражданского морского и речного флота. Наиболее активно действовал речной флот в полосе Южного фронта, войска которого особенно остро нуждались в дополнительных переправах. На этом участке находились три крупных водных рубежа: реки Днестр, Южный Буг и Днепр. Ширина их в низовьях значительная, а мостовых переходов было очень мало. К тому же большая часть армейских понтонных средств была потеряна во время отхода войск.

На Днестре впервые в ходе Великой Отечественной войны были созданы пароходные переправы для переброски крупных сил фронта. В начале июля они были переданы в распоряжение военного командования. Штаб 9-й армии Южного фронта назначил своим уполномоченным по переправам начальника Днестровского эксплуатационного участка В. И. Смирнова. В Днестровском лимане с помощью речных судов поддерживалось сообщение между Аккерманом и Овидиополем, Бугазом и Каролино-Бугазом. Обе переправы имели исключительно важное значение. К Аккерману подходила железнодорожная линия из Бессарабии, а Овидиополь был связан железной дорогой с Одессой. Длина переправы по оси равнялась 9 км. Здесь действовали пассажирские пароходы «Ляпидевский» и «Молоков», буксир «9 января» и несколько барж. На переправе Бугаз — Каролино-Бугаз работали 5 буксиров с 4 баржами грузоподъемностью по 1000 т. Баржи были специально оборудованы для перевозки материальной части войск. Они принимали на палубу военную технику любого веса. Погрузка производилась со специальных барж-площадок, соединенных с берегом переходными мостками, и проходила четко, без больших трудностей. На переправе же Аккерман — Овидиополь пирсы были недостаточно подготовлены к пропуску тяжелых грузов. Несмотря на возникавшие в связи с этим трудности, она справлялась со своей задачей. Переправа была свернута 22 июля, когда к правому берегу начали выходить войска противника. 23 июля 1941 г. в час ночи последние прикрывавшие ее подразделения были приняты на борт парохода «Ляпидевский».

Речники сыграли основную роль в переброске войск 9-й армии при ее вынужденном отходе за Днестр. Управление военных сообщений Южного фронта, оценивая деятельность днестровских речников, отмечало четкую и бесперебойную работу переправ, что позволило всю материальную часть и войсковые соединения прикрытия полностью снять с правого берега и без потерь перебросить на левый.

К 1 июля 1941 г. завершилась организованно проводившаяся передача по мобилизационному плану в непосредственное подчинение Черноморского флота 25 транспортов. В составе пароходств Черного моря осталось 66 грузовых судов, 22 грузо-пассажирских и 15 танкеров общей грузоподъемностью 335 тыс. т, 33 ледокольных и буксирных судна, а также 80 мелких плавсредств и барж. Этими силами они в первых числах июля начали участие в обороне приморских районов и в перевозках воинских, эвакуационных и народнохозяйственных грузов.

В те дни под усилившимся натиском противника советские войска были вынуждены отходить сначала от Дуная, а затем от Днестра, впадающего в Днестровский лиман, который соединяется с Черным морем Бугазской промоиной. Сообщение по проложенной у лимана железной дороге, разъединенной промоиной, поддерживалось паромом железнодорожного управления. Естественно, столь широкая водная преграда служила серьезным препятствием для эвакуации населения и отхода воинских частей.

Организация переправы через Бугаз была возложена на уполномоченного Наркомата морского флота Г. А. Мезенцева, являвшегося начальником Черноморско-Азовского бассейнового управления. У ЧАБУ на Бугазе судов не было. Вновь назначенному начальнику Бугазской переправы капитану-наставнику В. Г. Баглаю пришлось развертывать ее работу почти на голом месте, а обстановка требовала немедленно начать переброску войск через промоину. Энергичный, инициативный работник, он отлично справился со своей нелегкой задачей. Капитан привел с собой из Одессы буксир «Драч» и две баржи, реквизировал на месте все наличные плавсредства, связался с райкомом и райисполкомом. Отдельная переправа была организована для сельскохозяйственной техники и различного инвентаря. Тракторы, конные обозы перевозились через Бугаз специально выделенным болиндером.

Стрелковые и механизированные части, танковые соединения начали отходить от Дуная 5–7 июля. Одновременно шли гражданские обозы. Образовалась большая пробка. Насколько хватало глаз — подступы к переправе были забиты техникой, людьми, обозами. В любую  минуту мог появиться противник и с воздуха, и с суши. С помощью представителя Военного совета Одесского округа организовали оборону из отходящих частей. Фашистская авиация начала налеты после 10 июля. Большие группы «хейнкелей» бомбили железную дорогу на Одессу, а затем и переправу. С большим трудом удалось повернуть часть потока к городу Аккерман (Белгород-Днестровский), где был наведен мост. Для переброски тяжелых танков использовался железнодорожный паром. Наряду с войсками и военной техникой под руководством начальника порта Бугаз В. Я. Голубцова велась эвакуация ценного медицинского оборудования санатория, береговой рации, всего портового и железнодорожного имущества.

К 20 июля основные эвакуационные потоки прошли через Бугаз. По указанию Черноморско-Азовского бассейнового управления переправа была уничтожена. Людей, обслуживавших ее, и рабочих порта отправили на машинах в Одессу. Туда же увели все суда. В те же дни была организована перевалка баржами хлеба, поступавшего по Днестру преимущественно в Аккерман, а оттуда в Овидиополь. Ее обслуживали мелкосидящие буксирные суда «Мичурин», «Ульянов», «Драч». Впоследствии эта переправа стала единственным видом сообщения, связывавшим молдавский берег с районом Овидиополя. Она просуществовала до 5 августа. Через нее были вывезены также железнодорожный состав, колхозное хозяйство и скот. К этому времени успешно завершилась и эвакуация дунайских портов.

Одновременно плавсредства Черноморского пароходства с южной территории Молдавской ССР вывезли морем скот, сельскохозяйственный инвентарь, подвижной железнодорожный состав и другие ценные грузы. Пароходство увело с Дуная свой флот.

В пути грузо-пассажирский пароход «Советская Буковина» перед выходом в Черное море подвергся удару вражеских самолетов и обстрелу береговых батарей. Погибли капитан, старший механик, из палубной команды в строю остались лишь шесть моряков, а из машинной — один кочегар М. Д. Дыга. Заменив механиков, машинистов и кочегаров, он в течение трех суток не отходил от топок и машины, обеспечивая судну ход. 

За умелое проведение операции по эвакуации портов Дуная и Бугазского лимана и проявленные при этом стойкость и мужество 15 портовиков и моряков, в том числе капитан-наставник В. Г. Баглай, капитан катера «Каховка» И. К. Омельянов, начальник порта Бугаз В. Я. Голубцов, начальник Ново-Килийского порта Т. А. Глинянов, начальник порта Вилково Г. Е. Козулин, приказом наркома от 14 августа 1941 г. были награждены значком «Почетному работнику морского флота».

К 26 июля враг подступил к Аккерману и населенным пунктам Староказацкого и Лиманского районов. Удерживая переправы у Паланки и Бугаза, воины береговых сил ДуВФ, 265 корпусного артполка и артиллеристы 25-й Чапаевской дивизии давали возможность переправиться на свой берег арьергардам дивизии. Помощь им оказывали и катера морских пограничников 2-го дивизиона 1-го ЧОПСа, который с начала войны был переподчинен командующему Черноморским флотом. Подготавливался оборонительный рубеж по берегу Днестровского лимана от Каролино-Бугаза до Маяк, ответственность за который была возложена на сводный отряд Маякской погранкомендатуры 26-го Одесского погранотряда и полк 25-й Чапаевской. 26 июля в Паланке, обеспечивая отход 3-го батальона 54-го стрелкового полка, геройски сражавшегося в окружении у Плахтеевки, оставался аръергардный отряд под руководством будущего Героя Советского Союза Я.Г.Бреуса. У Бугаза последней переправилась 7-я рота лейтенанта Ромашина из 287-го стрелкового полка. Войска отошли за Днестр. Началась героическая оборона Одессы.

К сожалению тема оборонительных боев в Бессарабии летом 1941 в советское время не нашла такого широкого освещения и изучения, как тема освободительных операций апреля-августа 1944. Связано это было в том числе и с тем, что в ходе оборонительных боев, штабы частей не успевали вовремя готовить необходимую документацию, а иногда документация просто уничтожалась или пропадала вместе с погибшими командирами и штабами. В последнее время, благодаря ряду информационных интернет-порталов, открывших широкому кругу исследователей боевые документы войны, стало возможным дополнить свои знания и сведения, подтвердить их официальными документами из фондов частей и подразделений-участников обороны края. Поисковиками клуба «Десантник» более пяти лет ведется системная работа по уточнению списков погибших на нашей земле воинов армии и флота в далеком 1941. Персонализировалась братская могила в с.Бритовка. Сегодня не только жители села, но и родственники знают, что в братской могиле покоятся останки экипажа бомбардировщика Пе-2 командир Кожемяко В.Д., штурман Вишняков А.Н., воздушный стрелок Пирожков С.Л., геройски погибшего 9 июля 1941. Нам очень приятно, что наш труд высоко оценен многочисленными родственниками командира экипажа, которые не только поддерживают с клубом письменную связь, но и выслали в наш адрес боевое фото командира корабля. В 2015 году усилиями клуба на Мемориале Славы увековечены имена 31 воина, погибшего при обороне и освобождении города и района, в том числе летчика 69-го иап Рожнова И.Ф.(погиб 27.07.1941 в районе Аккермана), умерших в эвакоприемнике рядовых Масталинова и Ахаева и многих других. Ведется работа по увековечиванию имен воинов, погибших летом 1941 в районе Бугаза и Паланки, умерших в рабочих командах концлалеря №8 (Болград) на территории с.Монаши осенью-зимой 1941-1942 гг.




Відділ інформаційної діяльності та комунікацій з громадськістю
e-mail:bd_vvp@ukr.net
тел. 8 (04849) 3-59-40

Білгород-Дністровська міська рада
67700,Україна
м. Білгород-Дністровський
вул. Михайлівська, 56
тел. 8 (04849) 2-24-44