О трагедии советских военнопленных и мирных граждан летом 1941 года поисковики Белгород-Днестровского клуба «Десантник»

03.02.2014 15:13 2925


Руководитель клуба «Десантник»,

представитель ВИЦ «Память и Слава»

Виталий Скиба

22 июня 1941 года началась самая жестокая и кровавая фаза Второй мировой войны, ставшая для народов СССР Великой Отечественной войной. Страшные и невосполнимые жертвы стали исчисляться миллионами. В советской историографии темы советских военнопленных как будто не существовало. Наверняка причиной тому были поражения Красной армии в первый год войны, огромное число потерь в многочисленных «котлах» 1941-1942 годов.

Развязав войну, нацисты и их сподвижники приступили к планомерному уничтожению советских людей, и прежде всего военнопленных. Страшная участь ждала тех воинов, кто оказался в силу разных обстоятельств, в плену. Их ждала мучительная смерть от голода, холода, работы до изнеможения, болезней, расстрелов на пеших маршах, массовых казней. В немецком плену погибло 57% советских военнопленных. Рабский физический труд, скотские условия отразились на здоровье тех военнопленных и интернированных, кому суждено было выжить и вернуться на Родину. Зверским отношением к военнопленным отличались не только немецкие войска, но и полевые части их союзников, действовавшей на южном театре военных действий. При этом они (союзники) отправляли в лагеря военнопленных и гражданских, вероятно для увеличения количества «военнопленных». Кроме этого, передавали военнопленных немцам по их просьбе, среди которых были не только специалисты (командный состав, разведчики, парашютисты) но и простые солдаты.

В период войны фашисты и их союзники создали 17 лагерей для военнопленных. Советские военнопленные, по данным румынской стороны, содержались в 13 из них- №1 «Слободзия», № 2 «Фельдиора», № 3 «Индепенденца», № 4 «Васлуй», № 5 «Тигина», № 6 «Калафат», № 7 «Будешты», № 8 «Болград», № 9 «Вулкан», № 10 «Корбени», № 12 «Майя», № 16 «Индепенденца»,№ 17 «Тимишоара».

По данным румынской стороны в этих лагерях умерло 5221 советских военнопленных. Однако по данным Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) по расследованию злодеяний оккупантов, созданной в январе 1945 года, становиться очевидным то, что данные, представленные румынской стороной, были явно занижены.

На территории бывшей Измаильской области действовал лагерь №8 «Болград», рабочие команды и филиалы которого были расположены по всей области. Помимо этого здесь же были и рабочие команды лагерей №№4,5,12. Лагерь №8 начал функционировать в 1941 году в казармах РККА на южной окраине Болграда, а в 7 км от города в районе с. Болгарийка (ныне с.Зализнычное) находился филиал лагеря. Основным контингентом лагеря были советские военнопленные, захваченные в плен на территории области, а также при обороне Одессы и Крыма. По данным базы обд-мемориал, которую удалось обработать членам секции военно-исторической и поисковой работы клуба «Десантник», только в районе Аккермана и населенных пунктов Лиманского и Староказацкого районов, в июле 1941 года в плен попало более 300 бойцов 25-й Чапаевской дивизии, последней отступавшей от границы.

Всего в лагере и его филиале находилось более 5000 военнопленных и мирных граждан. Пленных заставляли выполнять каторжную работу. Заключенных подвергали пыткам, избиениям, издевательствам, часто приводившим к смертельному исходу. Заключенные умирали от непосильного труда, голода, болезней и других лишений. Особенно тяжело приходилось пленным в филиале лагеря в Болгарийке. Там в каменоломне в сырых землянках в ужасающих условиях, антисанитарии и голода содержались до 2000 наших пленных красноармейцев. Снисходительно относились к военнопленным-жителям Бессарабии, по ходатайству членов семьи и за определенное денежное вознаграждение военнопленного могли освободить.

Регулярно проводились расстрелы. По свидетельствам очевидцев расстрелы проводились в вечернее и ночное время в овраге между г. Болградом и с. Табаки. Трупы грузили на подводы и увозили в Болгарийку (в 3-х км от места казни), где на кладбище или в районе каменоломни их сбрасывали в ямы, только слегка присыпав землей.

Огромной проблемой в уточнении списков потерь действующей армии в ходе войны стало то, что с началом войны потерями действующей армии в оргштатном отделе Оперативного управления Генштаба занимались всего несколько человек. Лишь 9 июля 1941 года в составе Главного управления формирования и комплектования Красной армии (ГУФККА) был организован отдел учета персональных потерь. Сведения воинскими подразделениями представлялись в Генштаб каждые 10 дней, однако в условиях тяжелейших оборонительных боев 1941 года это было практически невыполнимо. Очень часто донесения составлялись задним числом. Это не исключало ошибок и неточностей. Так, например, большинство офицеров и командиров 3-го батальона 54-го имени Степана Разина стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии, геройски погибшее 23 июля 1941 года в окружении у с. Лихтенталь (ныне с. Светлодолинское), числилось пропавшими без вести. И таких примеров сотни.

О зверствах оккупантов свидетельствовали и жители нашего края. Так, во время боев лета 1941 немцы пригнали в с. Монаши колонну наших военнопленных и разместили их в сельской школе. Было их более 200 человек. Утром при перекличке фашисты недосчитались 3 человек. Начался осмотр и обыск. Двоих военнопленных удалось найти в здании школы, третий пытался скрыться в дымоходе. Тело убитого бойца было брошено на школьном дворе, колонна двинулась в сторону Байрамчи. Жители села смогли захоронить тело бойца, а с приходом Советской армии сообщить о случившемся. Сохранились документы погибшего. С воинскими почестями останки Семегина Михаила Петровича были перезахоронены на братскую могилу Лиманского района в с.Шабо.

Верные долгу и присяге бойцы РККА сражались за каждую пядь своей земли. Но не всегда удача сопутствовала воинам. Слабые характером сами сдавались в плен, раненные и контуженные попадали в плен в бессознательном состоянии. Но был и еще один выход-смерть в последнем бою с последним патроном или гранатой. Об одной их таких историй поисковикам «Десантника» поведали старожилы с. Беленькое Кравцов Г.А. и Цыхмистренко И.П., ставшие очевидцами смерти четырех бойцов РККА летом 1941 года. Напомним, в конце июля через территорию Староказацкого и Лиманского районов отходили полки 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. Они двигались в район переправ у с. Паланка и с. Бугаз. К сожалению из-за преступного приказа одного из военачальников 3-й батальон 54 сп вместо 3-х часовой обороны был оставлен в районе с. Веденка - с. Лихтенталь на трое суток. Запоздалый приказ на отступление уже не смог ничего изменить. Из более чем 1000 человек батальона и приданных подразделений в Одессу пришло всего 28 человек. Некоторые отставшие бойцы пытались самостоятельно переправиться на ту сторону лимана. В один из дней юные пастухи с двумя старшими товарищами встретили на берегу Шаболатского лимана 4 наших бойцов, включая офицера. Обменяв вещи на еду, окруженцы попросили помочь достать лодку для переправы. О встрече с нашими бойцами дети рассказали родным. Однако не все жители Аккембета были на стороне советской власти. Отец одного из старших ребят был лояльным к захватчикам. Он то и выдал место схрона наших бойцов жандармам. В перестрелке все четверо бойцов погибли, не желая попасть в плен к врагу. В послевоенное время Кравцов Г.А. вместе с другими жителями разыскал место захоронения наших бойцов и установил небольшой памятник. Поскольку памятник находится практически в безлюдном и труднодоступном месте нами предложено перенести останки воинов на братскую могилу в с. Шабо. Продолжаются работы по установлению имен погибших.

Основным источником поиска фамилий наших военнопленных, погибших на территории Измаильской области, стали документы Чрезвычайной государственной комиссии по Измаильской области и данные базы обд-мемориал. В ходе обработки более чем 2000 машинописных листов только по Белгород-Днестровскому району нами дополнительно установлены имена 11 воинов, умерших в рабочих командах лагерей №8 и №4 и захороненных на сельском кладбище с. Монаши. Эти данные до настоящего времени не были известны ни в сельсовете, ни в ветеранской организации, не вошли в Книгу памяти. Сегодня мы публикуем установленные имена и надеемся, что фамилии наших погибших бойцов будут обязательно увековечены на мемориалах и братских могилах. Продолжается работа по поиску документов о советских военнопленных, погибших 1 октября 1942 года на транспорте «Зальцбург», торпедированном советской подводной лодкой М-118 в районе с. Балабанка. Районным Советом ветеранов разработан проект памятника нашим военнопленным, которых на «Зальцбурге» было более 2000. Данные по другим районам Одесской области нами систематизируются и передаются в головной офис Военно-исторического центра «Память и Слава» для уточнения списков областных Книг Скорби и увековечивания имен в соответствующих населенных пунктах.

1.Брозницкий Иван Иванович, 1911 гр, умер 16.10.1941.

2.Боярков Юлиан Павлович,1913 гр, умер 05.10.1941.

3.Козак Ефим Павлович,1915 гр, умер 21.10.1941.

4.Ройтман Петр Моисеевич,1910 гр, умер 27.10.1941.

5.Скобяк Григорий Трофимович,1911 гр, умер 01.10.1941.

6.Штаймберг Шефтер Ильич,1911 гр, умер 29.10.1941.

7.Токайчук Алексей Петрович,1916 гр, умер 14.10.1941.

8.Звезда Николай Демьянович,1915 гр, умер 26.10.1941.

9.Ильев Николай Леонтьевич, 1909 гр, умер 06.10.1941.

10.Лобань(Лабан) Ион (Иван) Степанович, 1919 гр, умер 16.11.1941.

11.Плювак Иван Григорьевич,1918 гр, умер 16.10.1941.

Преступления нацистов и их пособников были направлены не только на военных, но и на мирных граждан. В ближайших номерах мы расскажем о холокосте на территории нашего региона.







Відділ інформаційної діяльності та комунікацій з громадськістю
e-mail:bd_vvp@ukr.net
тел. 8 (04849) 3-59-40

Білгород-Дністровська міська рада
67700,Україна
м. Білгород-Дністровський
вул. Михайлівська, 56
тел. 8 (04849) 2-24-44